Die Welt (Германия): ответ Меркель Байдену обозначил главную проблему Германии

Когда в 1963 году в Мюнхене состоялась первая Международная встреча по военным вопросам, как она тогда называлась, предполагалось, что она станет площадкой, на которой немецкие участники будут встречаться с коллегами по НАТО, особенно из Соединенных Штатов. Это была своего рода трансатлантическая семейная встреча в узком кругу, в которой участвовали несколько десятков политиков, дипломатов и военных.

С этой точки зрения нынешняя Мюнхенская конференция по вопросам безопасности (которая с годами успела превратиться в важное международное событие), прошедшая в условиях пандемии, как бы вернулась к корням. Вместо сотен участников, которые обычно на три дня собираются в отеле Bayerischer Hof, в этот раз в формате видеоконференции встретились лишь несколько глав государств и правительств. В центре внимания стояла традиционная тема: трансатлантические отношения.

Тот факт, что Джо Байден стал первым действующим президентом США за последние 58 лет, принявшим участие в этом непривычном формате, никого не удивил: Байден — постоянный гость в Мюнхене, а впервые приехал на конференцию почти 40 лет назад, будучи еще молодым сенатором. В 2019 году он в стенах Bayerischer Hof дистанцировался от «постыдной» политики Трампа, назвал НАТО «главным военным союзом в мировой истории» и пообещал «трансатлантическое возвращение» США. Теперь он выполнил это обещание.

Таким образом, предложение наполнить отношения с Европой «новой жизнью» с целью успешной борьбы с глобальными вызовами, с которым он выступил в рамках своей местами очень личной речи, было вполне логичным.

КонтекстАнгела Меркель: Россия постоянно втягивает нас в конфликты (Die Bundesregierung)Die Bundesregierung20.02.2021NYT: Байден говорит союзникам, что «Америка вернулась», однако Макрон и Меркель дают ему отпорThe New York Times20.02.2021

Еще важнее, однако, был вопрос, как на это отреагируют европейцы. Ответить Байдену взялись «канцлерин» Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон. Глава правительства Германии связана с Мюнхенской конференцией не так тесно, как Байден, — за время пребывания у власти она посещала главную встречу, посвященную проблемам политики безопасности, лишь раз в два года, хотя федеральное правительство участвует в ее финансировании. Но громкие речи по вопросам политики безопасности — не ее задача. Соответственно, на речь американского президента она отвечала скорее по долгу службы, чем от души.

В отличие от Байдена, который назвал Меркель и Макрона «дорогой Ангелой и дорогим Эммануэлем», она воздержалась от личного обращения. Вместо этого она приветствовала объявление президента о том, что США намерены вернуться в ряды участников международных соглашений и организаций, добавив почти небрежно: «В этом нет ничего хорошего, кроме того, что это будет сделано».

Германия любит говорить о партнерском сотрудничестве

Меркель начала с того, что процитировала собственные высказывания двухлетней давности, которые вполне можно назвать одой мультилатерализму. Проблема лишь в том (и она никуда не делась), что Германия любит говорить о партнерском сотрудничестве, но на деле нередко действует исходя прежде всего из собственных интересов. Хорошим примером такого рода служит ситуация с военными расходами, которые по-прежнему не достигают 2% от ВВП.

В 2014 году Меркель на саммите НАТО в Уэльсе повторила данное еще в 2002 году обещание, что Германия увеличит расходы на оборону до 2% от ВВП. Сейчас она упомянула, что в 2014 году эта цифра составляла 1,1%, а теперь достигла 1,5%. По ее словам, эта тенденция продолжится, так как Берлин намерен выполнить взятое на себя обязательство.

Впрочем, как Меркель собирается достичь заветных 2% к 2024 году, остается загадкой. Пока в бюджете на это не хватает денег, а с учетом расходов на борьбу с пандемией коронавируса их станет еще меньше.

Не вызвало оптимизма и перечисление Меркель международных операций с участием бундесвера: в Афганистане, Литве, Ираке и Мали. Партнеры Германии недовольны тем, что она не входит в число участников миссий, по крайней мере на Ближнем Востоке и в африканском регионе Сахель. Удачным ходом с ее стороны стало требование, чтобы США в рамках Организации Объединенных Наций предоставили широкий мандат войскам ООН на участие в операции в Сахеле. Впрочем, большой вопрос в том, чьи именно войска будут воплощать в жизнь эти планы. 

Что касается политики в отношении России, то канцлер открыто признала, что в ее арсенале не осталось дипломатических средств, которые можно было бы применить в сложившейся ситуации. Она выступила за разработку новой трансатлантической позиции по российской тематике. По ее словам, при этом может понадобиться содействие со стороны Китая. Одновременно Меркель упомянула, что во второй половине 2020 года, когда Германия председательствовала в Европейском союзе, было заключено инвестиционное соглашение с Поднебесной, хотя правительство Байдена просило европейцев подождать с подписанием, чтобы сначала вместе обсудить связанные с этим вопросы.

Если коротко, то написать «новую главу в трансатлантических отношениях», о которой высказалась Меркель, будет не так-то легко. Тем более что речь идет не только о США и Германии: президент Франции Эммануэль Макрон в своей краткой речи дал понять, что у него об этом есть собственные представления.

Свое требование относительного «стратегической автономии Европы», которое во времена Трампа было похоже на заявку на отделение Старого Света от США в области политики безопасности, он теперь представил как вклад Европы в более справедливое распределение нагрузки с американцами в рамках альянса. Все остальное с учетом возможностей американцев было бы чрезвычайно амбициозно. Сейчас на США приходится около 75% всех возможностей НАТО, 70% всех вертолетов, самолетов-заправщиков и спутниковых средств связи, почти 100% возможностей по защите от баллистических ракет, а также ядерных средств сдерживания.

При этом Макрон с особым французским акцентом выступил за «новую (для НАТО) повестку дня в вопросах проблем безопасности», причем альянс, по его словам, должен действовать «политически» — и активнее, чем прежде, стремиться к диалогу с Россией. Примечательно, что Макрон выступил с этим призывом всего через несколько минут после того, как Меркель призналась в провале попыток вести диалог с Москвой в рамках Минского процесса. Напомним, что Франция участвует в этом процессе.

Как бы то ни было, в своих представлениях о дальнейших перспективах Макрон продемонстрировал близость к Байдену. Так, американский президент упомянул миссию США на Марсе и предложил европейцам сотрудничество в космосе, а Макрон призвал к защите «свободы и суверенитета» в космосе и киберпространстве: «Это места будущих конфликтов, и мы должны присутствовать там».

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.