Нормандское дежавю

Российская делегация прибыла в Париж с четкими и выверенными переговорными позициями. За три года, прошедших с прошлой встречи «нормандской четверки» в Берлине, миротворческий план Москвы принципиально не изменился. В каком-то смысле для России переговорный процесс в этом формате уже давно превратился в порядком поднадоевшее дежавю.

Казалось бы, Украину на нынешнем «нормандском саммите» представляет совсем другой, пришедший на немилитаристских лозунгах и общественных настроениях президент. И Франция с Германией всё больше ведут себя как заинтересованные в продвижении реального урегулирования в Донбассе, а не потакании бесконечным капризам Киева медиаторы. А переговоры всё равно продвигаются с большим трудом из-за суетливой непоследовательности украинской стороны.

По сути, этот «нормандский саммит» начался с обсуждения ровно той же повестки дня, которую стороны согласовали в 2016 году. Речь о подтверждении необходимости безоговорочного выполнения решения о разведении сил и средств и реализации согласованной еще на парижской встрече 2015 года «формулы Штайнмайера». С той лишь разницей, что на этот раз дипломатические маневры украинской делегации уже не встречали снисходительно-поощрительного сочувствия со стороны прочих участников переговоров.

Не только Москву, но и Берлин, и Париж сильно утомили нескончаемые попытки Украины «передоговориться» на более выгодных для Киева условиях. Не только России, но и Германии, и Франции за последние годы стало очевидно, что в основу Минского комплекса мер были изначально заложены приемлемые, но неприятные как для украинских властей, так и для народных республик компромиссные формулировки с четким алгоритмом их последовательного выполнения. Отступить от них, сместить баланс в сторону Киева означало бы исказить весь смысл изначальных договоренностей и поставить в заведомо проигрышную позицию одну из сторон внутригражданского противостояния.

То есть все эти годы Украина была готова к реинтеграции Донбасса исключительно на своих, дискриминационных по отношению к населению народных республик условиях. И ровно по этой причине последовательно срывала выполнение взятых на себя международных обязательств. Киеву казалось, что время играет на него. Однако на фоне стремительного разворота Москвы на Восток ключевые страны ЕС решили, что испортивший их отношения с Россией «украинский фактор» должен быть как можно скорее выведен из деструктивной плоскости в широком геоэкономическом контексте. Отсюда и принципиально иной расклад на нормандской встрече 2019 года.

Именно поэтому Москву в целом устраивают промежуточные итоги саммита в Париже. Российская делегация была заранее готова к самым разным вариантам развития событий: от той или иной формы саботажа с украинской стороны до полного выполнения Киевом по сути синхронных и солидарных требований нормандской тройки медиаторов. В итоге, насколько можно судить, участникам переговоров в целом удалось найти точки соприкосновения в отношении комплекса мер по всеобъемлющему урегулированию внутригражданского конфликта в Донбассе и относительной нормализации российско-украинских отношений.

Последнее обстоятельство было особенно важно с учетом истечения срока 10-летнего контракта на транзит российского газа через Украину в Европу и необходимости перезаключения договора, обеспечивающего бесперебойные поставки голубого топлива европейским потребителям. Примечательно, что делегация Киева буквально сразу дала понять: она намерена договариваться по-серьезному — в её состав не был включен руководитель «Нафтогаза» Андрей Коболев, который, по мнению авторитетных украинских политологов, является прямым агентом американцев и транснациональных корпораций. Это обстоятельство позволило вывести из переговорного процесса «лишнее звено» и наметить параметры взаимовыгодных и для экспортеров, и для транзитеров, и для импортеров российского газа договоренностей. Без всякой деструктивной игры с нулевой суммой.

Однако полностью исключать американскую составляющую урегулирования было бы опрометчиво. Именно поэтому по окончании «нормандского саммита» министр иностранных дел России Сергей Лавров направляется в Вашингтон, чтобы 10 декабря обсудить итоги встречи со своим коллегой Майком Помпео и президентом США Дональдом Трампом. Не исключено, что на данном этапе шефу российской дипломатии всё же удастся убедить американцев в том, что нормализация отношений между Москвой и Киевом и урегулирование ситуации в Донбассе не противоречит интересам США на континенте.

В конечном итоге, как уже неоднократно подтверждал предыдущий опыт тернистого переговорного процесса в «минских» и «нормандских» форматах, судить о результативности саммита в Париже и последующей встречи в Вашингтоне можно будет только на этапе непосредственной практической реализации достигнутых договоренностей. Однако сам факт реанимации «нормандского формата» после трехлетнего перерыва можно считать скорее позитивным обстоятельством, способным в определенной перспективе вывести Москву и Киев на конструктивный трек взаимоотношений.

Автор — руководитель аналитического центра «СтратегПРО»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru

Добавить комментарий