Год истории

Наступающий 2020-й, скорее всего, не станет переломным для многих негативных тенденций, сохранявшихся в нынешнем году. Система международных отношений будет оставаться нестабильной, причем максимальную нестабильность в нее, по иронии, будут привносить именно те, кто на словах борется с «ревизионистскими государствами» якобы в интересах глобальной стабильности. Ключевой конфликт нашего времени — между однополярным «порядком, основанным на правилах», и полицентричным порядком, основанном на праве, — будет во многом продолжать определять мировую повестку-2020.

Любопытно в этом контексте вспомнить, как в конце 2003 года на сайте Национального совета по разведке США (National Intelligence Council) были представлены данные исследования, посвященного тенденциям развития современного мира. По мнению авторов, к 2020 году возврат к военной и идеологической конфронтации России с Западом даже виртуально уже невозможен. В международных отношениях РФ станет близко идентифицировать себя с Европой и, возможно, даже свяжет себя с ней каким-либо видом формального договора или соглашения. Как видим, «страшно далеки они от народа».

Специфика нынешней ситуации применительно к нашей стране проявляется в том, что большинство конфликтных тем и наиболее острых узлов мировой политики так или иначе затрагивает нас напрямую или косвенно. Россию вспоминают, когда речь заходит о Ближнем Востоке или Африке, о Латинской Америке или Корейском полуострове, о выборах в США или Brexit, о Балканах или Каталонии. И это вовсе не означает, что РФ действительно причастна к каким-то событиям непосредственно или опосредованно. Чаще ее поминают, что называется, всуе, и это я считаю весьма негативной тенденцией, которую пока так и не удалось переломить.

Поэтому в числе основных ожиданий на 2020 год в принципиальном плане более всего хотелось бы, чтобы были подвижки именно в этом: чтобы руководители других стран несколько раз подумали, прежде чем пытаться решать свои собственные проблемы за счет хороших отношений с Россией. Издержки должны перевешивать некие тактические плюсы.

Сегодня в Европе вопиющий дефицит независимо и стратегически мыслящих политиков, и это негативно влияет на международный климат в той же мере, как и национальный и партийный эгоцентризм американского истеблишмента, окончательно подчинившего внешнюю политику внутренней.

И именно ожидания на этом направлении я бы с большой степенью уверенности отнес в раздел «чего точно не будет»: отрезвления в конгрессе США, в особенности в рядах «закусивших удила» импичмента оппонентов действующего президента. Предвыборная кампания (а всевозможные санкции и расследования — это ее часть) набирает обороты, и вплоть до ее кульминации в ноябре, когда Америка выберет нового (или старого) президента, ничего хорошего на российском направлении ждать не приходится. Весь негатив по РФ на Капитолийском холме предусмотрительно прописали в виде законов и уже включили в бюджет, и повернуть это вспять даже в среднесрочной перспективе вряд ли получится. Но, читая всё более абсурдные обоснования очередных санкций, можно окончательно убедиться в том, что последовательность и масштаб репрессалий на самом деле никак не привязаны к происходящему вне Америки, в том числе — к «поведению» России, на изменение которого номинально направлено санкционное давление.

А из хорошего в разделе «точно не будет» — газового кризиса в треугольнике Россия–Украина–Евросоюз. Удалось достигнуть договоренности по параметрам транзита, хотя, конечно, всем пришлось пойти на компромисс ради достижения приемлемого результата. Понятно, что, как по команде, «партии войны» в обеих странах зашумели о поражении, а ведь на самом деле удалось обезвредить одну из опаснейших «мин» под европейской стабильностью. Не случайно фракция «Европейская солидарность» во главе с экс-президентом Украины Петром Порошенко уже потребовала провести срочное заседание Совета нацбезопасности и обороны из-за договоренностей между «Газпромом» и «Нафтогазом», усмотрев в них очередную «зраду» и предательство. И это хороший признак: значит, налицо действительно шаг к нормализации, категорически неприемлемой для сторонников Порошенко, заинтересованных в сохранении конфликта.

А что же точно будет в 2020 году?

Самое важное событие предстоящего года — предстоящее 75-летие победы в Великой Отечественной войне. И по нарастающему валу атак на историю с самых разных сторон уже можно судить, что важнейшая дата в жизни не только нашей страны, но всего человечества будет отмечаться в весьма непростой международной атмосфере. За прошлое взялись основательно, его вписывают в нынешний политический контекст, и нас, безусловно, ждут очередные «открытия» на этой ниве. Именно поэтому всем нам, каждому на своей позиции, нужно твердо отстаивать историческую правду, ибо это долг не только перед предками, но и перед потомками, которых не должны учить по искаженным учебникам.

Среди прочих событий, конечно же, — выборы в США, и пока предсказать их итог не получается практически ни у кого. Как бы мы ни относились к кандидатам и ко всему негативу в отношении России в этом контексте, безусловно, исход противостояния между республиканцами и демократами повлияет на мировую повестку. Но почувствуем мы это, скорее всего, лишь к 2021 году. Хотя я бы спрогнозировал, что при любом исходе выборов значение российской темы во внутриамериканских политических реалиях будет немного снижаться. Отчасти потому, что хуже, наверное, некуда.

В числе обязательно грядущих событий: завершение прокладки труб «Северного потока – 2» вопреки нарастающим санкциям тех же США, которые теперь уже «бьют по своим, чтобы чужие боялись»: применяют санкции к собственным европейским союзникам, обосновывая это… необходимостью их защиты!

Рассчитываем также на то, что весной, как и договаривались в Париже на встрече «нормандской четверки», состоится саммит в том же составе, на котором, в идеале, получится сделать еще один шаг вперед. Однако результата, конечно же, никто не гарантирует. Обмен пленными, разведение конфликтующих сторон от линии соприкосновения еще в нескольких точках, снижение военной активности — всё это может оказаться максимумом, а не минимумом.

Но, безусловно, именно с нормализацией обстановки в Донбассе связаны наши самые большие надежды на 2020 год: то, что необязательно произойдет, но ради чего мы будем прилагать все наши усилия. Ведь главное, чтобы люди перестали гибнуть и страдать, ради этого мы терпим санкции и работаем на дипломатических фронтах, в том числе — чтобы мир не дай бог не оказался страшнее войны.

В числе наших надежд на 2020-й — продвижение сирийского урегулирования. Здесь российская дипломатия как минимум не отставала от военных, и уходящий год был отмечен немалыми внешнеполитическими успехами, в числе которых, несомненно, саммит президентов России и Турции в Сочи, где достигнуты важнейшие договоренности, предотвратившие возможную эскалацию конфликта в САР.

Еще одна важная тема — перспективы в сфере разоружения и контроля над вооружениями. После выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) эти перспективы выглядят всё менее радужными. Особое беспокойство вызывает судьба Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). По существу, это последний «большой» договор в данной сфере. И если он прекратит свое существование (а это произойдет автоматически в следующем году, коль скоро стороны не продлят его действие на новый срок), то мир останется практически без соглашений, сдерживающих гонку вооружения и военные амбиции отдельных государств.

Будучи оптимистом, хочу верить, что нашими общими усилиями и, может быть, с помощью небольшого новогоднего чуда многое получится, и мир, надеемся, станет чуть более стабильным и спокойным.

Автор — председатель комитета Совета Федерации по международным делам

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru

Добавить комментарий